Обычная версия сайта
Размер шрифта: -A +A

Основное меню Портала

ФГО дошкольного образования Стандарт

ЕГЭ-2017

ГИА-2016

Горячая линия по вопросам оплаты труда

Антитеррористическая комиссия Республики Коми

Президент Российской Федерации

Правительство Российской Федерации

Совет Федерации Федерального Собрания РФ

Государственная Дума Федерального Собрания РФ

Сервер органов государственной власти Российской Федерации

Официальный интернет-портал правовой информации

Здоровая россия
Федеральная горячая линия






СОБЫТИЯ

Наука, власть и бизнес сверили роли в реализации Стратегии НТР

13.07.2017

Напомним, 3 июля премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение об утверждении плана реализации Стратегии научно-технологического развития России. Сама же Стратегия научно-технологического развития России была утверждена президентом России Владимиром Путиным 1 декабря 2016 года.

Реализация проектов полного цикла — одно из ключевых условий воплощения Стратегии научно-технологического развития (СНТР). Как должна быть организована работа по обеспечению выполнения этого условия и решению других основополагающих стратегических задач? Какие роли при этом отводятся науке, институтам развития, органам власти?

Именно эти вопросы оказались в центре внимания дискуссии участников одной из пленарных сессий V Международного форума технологического развития «Технопром-2017». Кстати, именно на площадке этого форума в 2014 году собственно и родилась инициатива по разработке СНТР.

- Осуществление масштабных инновационных проектов — дело достаточно сложное и трудоемкое. В нашей с вами практике таких проектов было реализовано немного: можно вспомнить атомный, космический, еще несколько, — заметил, открывая встречу ее модератор, заместитель президента РАН Владимир Иванов. — Чтобы пройти всю цепочку, от фундаментальных исследований до практических разработок, требуются большие ресурсы, много времени и значительный научный потенциал. Модель ее реализации формирует и модель взаимодействия науки и бизнеса. Не секрет, что открытия в фундаментальной науке находят свое практическое применение не сразу, а лет через 10, 20, 30, 40... Но, в конечном итоге, мы получаем развитие бизнеса. Потому-то в стратегической перспективе его состояние зависит и от сегодняшнего состояния фундаментальной науки. Если бизнес заинтересован в своем стратегическом развитии, он обязан в нее вкладываться.

По мнению Владимира Иванова, современная модель развития фундаментальной науки предполагает встраивание ее в инновационную цепочку.

Об управлении наукой и научной политике, подготовке научно-технологических кадров и развитии научно-исследовательской инфраструктуры как «базовых вещах», вокруг которых экспертами сообщества был сформулирован и представлен в Правительство РФ план реализации СНТР, говорил в своем выступлении заместитель министра образования и науки РФ Григорий Трубников.

Замминистра также предложил коллегам обсудить баланс поддержки развития инфраструктуры вузов и академических институтов и активизацию их научной интеграции:

— Данный вопрос кажется мне важным в свете воспитания кадров, создания и развития интеллектуального капитала, - отметил он.

Еще одной «горячей» темой, по мнению замминистра, остается роль РАН в распознавании «больших вызовов», обозначенных в Стратегии НТР:

— На недавней встрече с членами академии Президент РФ Владимир Путин сказал, что РАН должна превратиться в своего рода штаб, который формулирует для руководства страны приоритеты не только в фундаментальной, но и в прикладных науках, и выполняет функцию интегратора между научной сферой и отраслями промышленности.

Сразу на несколько вопросов, поставленных сомодераторами сессии, ответил заместитель гендиректора, глава блока по управлению инновациями, ГК «Росатом» Вячеслав Першуков. По его словам, корпорации сегодня удается перенаправить ресурсы ВПК в сторону гражданских технологий. Правда, пока только в рамках внутреннего рынка. Хотя задача технологического экспорта «Росатомом» поставлена.

— Думаю, что уже в ближайшие год-два появятся результаты ее решения, — пообещал Вячеслав Першуков. — Вопрос для нас очевиден: тут должны быть вовлечены ресурсы интеллектуального потенциала ВПК, и мы уже определились с инструментарием для этой работы.

Госкорпорация дает уникальный пример решения кадровой проблемы, организовав консорциум своих опорных вузов во главе с базовым Национальным исследовательским ядерным университетом «МИФИ». Вуз имеет разветвленную сеть филиалов в регионах, где действуют организации «Росатома». Представитель ГК обозначил преимущества, связанные с наличием сетевого университета:

— Первый положительный момент — это выравнивание уровня образования в различных регионах благодаря использованию однотипных методик и внедрению современных методов и курсов по основным дисциплинам.

Вячеслав Першуков, в частности, рассказал о подготовке и издании совместно с РАН нескольких томов курса современной физики: книг серии «Высшая школа физики Росатома», которые содержат разделы этой науки, не вошедшие пока ни в один учебник. По его мнению, распространение такого издания среди студентов и магистрантов увеличивает интерес будущих специалистов к современным научным направлениям и содействует подъему общего уровня их профессионального образования.

— Второе: мы намерены открывать в МИФИ новые специальности, которые будут востребованы отраслью через 10-15 лет, — поделился Вячеслав Першуков. — Тогда основная специализация сотрудников «Росатома» будет связана с выводом из эксплуатации и переработкой отработанного ядерного топлива. Это очевидно, весь мир к этому идет. Но сегодня пока на всю страну можно найти только 20 ведущих ученых-радиохимиков. Поэтому основными задачами университетов на настоящий момент являются консолидация, построение новых специалитета, магистратуры, аспирантуры, научных и технологических специальностей, которые помогут сформировать новые бизнесы, — подчеркнул представитель атомной корпорации.  

Касаясь темы взаимодействия реального сектора и РАН в сфере освоения и создания новых технологий, он отметил, что кооперация, конечно, необходима. И у «Росатома» есть немало общих работ с академией, связанных с фундаментальными и современными научными направлениями.

Но в целом, по определению Вячеслава Першукова, сотрудничество бизнеса с академией носит сегодня «аморфный» характер, и изменение этой ситуации зависит от позиции общества: «Если нам нужно не только сырье, но и экспорт технологий, то мы придем к Российской академии наук и будем работать вместе в более широком формате».

Во всем мире создание технологий для ядерных компаний требует разработок длительного цикла, и, как заметил эксперт «Росатома», здесь невозможно обойтись без господдержки.

По мнению директора Института менеджмента инноваций НИУ «Высшая школа экономики» Дана Медовникова, такую поддержку следует оказывать и науке частного высокотехнологичного бизнеса, тем более, что она предусмотрена СНТР:

— В Стратегии эта тема заложена. Там говорится о том, что сектор исследований и разработок России должен развернуться в данную сторону. Более того, мы видим, что без работы среднего высокотехнологичного бизнеса, его роста и появления крупных игроков, крупных технологических компаний, надеяться на то, что у нас будет какая-то инновационная экономика, не приходится. Об этом говорит и весь мировой опыт.

Наука частного бизнеса достаточно сильна и разнообразна. Она представляет собой весьма серьезный конкурентоспособный феномен, в том числе по наукометрическим показателям.

В 100 компаниях, отобранных в рейтинг «ТехУспех», работают 1700 кандидатов и докторов наук. В НИОКР ими вложено порядка ₽33 млрд, в технологические инновации — ₽51 млрд, получено более 2000 патентов... С вузами и НИИ активно взаимодействуют 85% таких предприятий, ежегодно тратящих в среднем ₽7-8 млн на содержание базовых кафедр.

Дан Медовников обратил внимание на то, что эти компании ежегодно выводят на отечественный и зарубежный рынки новые наукоемкие продукты и хорошо ориентируются в спросе. Для бизнеса такого типа в десятках стран Америки, Китая, Европы и Азии сейчас запущены государственные программы поддержки и развития. У нас же первым «робким шагом» в эту сторону стала программа Минэкономразвития «Национальные чемпионы», куда были отобраны 30 быстрорастущих компаний из рейтинга «ТехУспех».

Между тем, таких компаний с большими объемами НИОКР сотни, и им, как уверен эксперт, тоже нужна помощь. Не радует с этой точки зрения и статистика реализации Постановления Правительства РФ №218: там задействованы лишь единицы высокотехнологичных частных предприятий. Однако некоторой подвижкой стало включение в 2017 году нескольких десятков этих компаний в ряд мероприятий ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014–2020 годы».

— Думаю, если мы не учтем в плане реализации Стратегии посыл среднего быстрорастущего бизнеса, то мы просто ее не реализуем, — заключил Дан Медовников.

От активности высокотехнологичных компаний в немалой степени зависит и реализация такого направления СНТР, как робототехника. На примере проектной деятельности в этой сфере директор НИИ Многопроцессорных вычислительных систем им. академика А.В. Каляева Южного федерального университета академик Игорь Каляев проанализировал причины все еще низкого уровня внедрения наукоемкой продукции. Он отметил, что государство уделяет достаточно внимания развитию робототехники: создаются межведомственные советы и комиссии по соответствующей тематике, действует Национальный центр развития робототехники Фонда перспективных исследований, главный научно-исследовательский испытательный центр робототехники Минобороны России, профильные центры других ведомств. Но по ряду направлений мы все-таки серьезно отстаем от стран Запада.

— К примеру, в сухопутных войсках США принято на вооружение более 10 тысяч роботов, а у нас можно по пальцам пересчитать тех, которые действительно используются при выполнении боевых или обеспечивающих операций, - поделился Игорь Каляев. — В России отсутствует собственное производство промышленных роботов. Все это, с моей точки зрения, вызвано неправильной расстановкой акцентов при формировании и реализации конкретных проектов…

Известно, что достаточно большой объем средств вкладывается в создание человекоподобных или антропоморфных роботов. Их разработка — серьезное научное и технологическое достижение. Честь и хвала тем людям, которые занимаются данной проблематикой. Но у меня есть очень большие сомнения в перспективе практического применения этих достижений.

Стратегия окажется эффективной только в том случае, если проекты, реализуемые в ее рамках, будут иметь конкретную технологическую направленность на прагматичный результат. И тут не нужно выдумывать что-то новое — просто взять опыт Советского Союза... В качестве примера приведу создание наших роботов-луноходов, которые еще более 45 лет назад бороздили просторы космических полей, — напомнил Игорь Каляев.

Завершая обсуждение особенностей реализации СНТР, Григорий Трубников сообщил, что сейчас Минобрнауки России формирует несколько научно-технологических программ: не менее четырех-пяти появятся до конца года и войдут в новую госпрограмму НТР. Она, как рассказал замминистра, должна появиться в октябре и консолидировать все расходы на гражданскую науку.

— В качестве пилотных несколько комплексных программ сейчас формируются с преобладающим участием институтов РАН (порядка 70-80% от общего числа участников), не только московских и питерских, но и сибирских, и дальневосточных, Южного федерального округа, все участвуют, — подчеркнул замминистра.

Он выразил уверенность, что по результатам реализации программ станут понятны точки консолидации ведущих институтов и университетов и напомнил, что Стратегия НТР допускает увеличение финансирования научных исследований до уровня 2% от ВВП «в случае, если наука будет эффективной».

По материалам интернет-портала 4science

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Меню сервисов Портала

email home map
Разработка сайта — веб-студия «Цифровой Век»